Останні публікації

Розслідування

Китай обходит «Укргаздобычу»

Пока ОАО «Укргаздобыча» помаленьку отходит от увеличения добычи украинского газа, её место занимает китайская компания. Видимо, она и будет реализовывать «газовую» политику Кабмина, в которой прописана цель по увеличению годового объема добычи природного газа с нынешнего 21 млрд кубометров до 35 млрд кубометров. Ну и в целом заявляет о намерении ускорить добычу природного газа внутри страны.

Еще в 2017 году, воспользовавшись возможностями строительства «Одного пояса и одного пути» и развития разведки и разработки природного газа в Украине, китайское предприятие Xinjiang Beiken Energy подписало контракт об оказании инженерно-технических услуг по бурению с газодобывающей компанией «Укргаздобыча» на сумму 400 млн юаней. Это означает, что китайская компания официально вышла на украинский рынок добычи нефти и газа.

Розслідування

Главе Укргаздобычи отомстят за провал работы деньгами

Уходящему с поста главы АО «Укргаздобыча» Олегу Прохоренко ещё в 2018 году НАК «Нафтогаз Украины» приняла решение завалить его премиальными за каждый из 4-х кварталов 2018 года. Размер премиальных — 168-180% его месячной заработной платы. размер которой, в свою очередь, скрыт от СМИ и украинцев подальше. И это на фоне недовольства работой «Укргаздобычи» главы правительства Владимира Гройсмана.

О шикарной премии Прохоренко говорится в решении НАК «Нафтогаз Украины» от 12 февраля.

«По вопросу повестки дня собрание акционеров решило начислить и выплатить премии предправления «Укргаздобычи» по итогам работы за 1, 2, 3 и 4 кварталы 2018 года», — говорится в сообщении.

В нём отмечается, что за 1, 3 и 4 кварталы 2018 года размер премии составит 180% месячного оклада, а во 2 квартале — 168% месячного оклада.

Розслідування

Укргаздобыча: Прохоренко ушел, но «хвосты» остались

Так случается, что уход одного скомпроментировавшего себя руководителя, или просто его увольнение по недоступным СМИ причинам не решают проблем возглавляемой им компании. Остаются «хвосты», которые отрубить и не так то просто. Так случилось с экс-главой АО «Укргаздобыча» Олегом Прохоренко. Он оставляет не только кресло руководителя, но и «осадочек в виде паразитной структуры ООО «Карпатыгаз».

Сотрудничество государства и бизнеса

В узком кругу знатоков газовой отрасли Олег Прохоренко запомнится прежде всего своей борьбой с приватизацией прибыли «Укргаздобычи» под видом совместной деятельности с ней различных частных структур, за каждой из которых стоит то или иное влиятельное должностное лицо.

Механизм этой формы сотрудничества государства и бизнеса заключался в том, что государственный концерн делал вклад в совместную деятельность в виде права пользования газовыми недрами, частная фирма — необходимого для добычи газа оборудования, а прибыль делилась пропорционально внесенным вкладам. Но на практике частные фирмы обычно приобретали оборудование у государственного концерна, причем по цене металлолома, а потом это же оборудование вносили в совместную деятельность, только уже по цене драгоценных металлов.

Ломать, а не строить

До своего назначения в июне 2015 года Прохоренко работал в иностранных консалтинговых компаниях, то есть был «человеком не из системы», а таких обычно берут ломать, а не строить. В данном случае ломать коррупционные схемы, которые создавались десятилетиями и на которые у доморощенного кадра рука вряд ли поднимется, поскольку он сам неразрывно связан с ними многочисленными материальными, дружескими, а иногда и родственными связями.

Новоиспеченный руководитель резво взялся за дело, и в течение 2016‒2017 годов по решениям хозяйственных судов от кормушки были оторваны такие искусственные образования, как «Фирма Хас», «Карпатнедраинвест», «Недра Геоцентр», «Цефей», «Дион» и др.

Надо признать, что заслуга в этом не только Прохоренко — судьи удовлетворяли иски о расторжении договоров о совместной деятельности, как правило, только тогда, когда у реального владельца фирмы-ответчика был какой-то бизнес-конфликт с окружением президента, как это было, например, в случае с депутатом Верховной Рады Александром Онищенко. Если же такого конфликта не было, дело шло очень туго, как это было в случае с ООО «Карпатыгаз».

Совместная деятельность с ООО «Карпатыгаз»

С названной выше фирмой «Укргаздобыча» имела два договора о совместной деятельности. В первом кроме них было еще и третье лицо — зарегистрированная в Швеции компания «Мисен Энтерпрайзис АБ», поэтому иск о расторжении этого договора рассматривался Арбитражным институтом Торговой палаты Стокгольма. В июле 2018 года он вынес решение, о котором «Нафтогаз» заявил как о своей победе, но она, судя по всему, оказалась пирровой, поскольку договор был расторгнут из-за нарушения его условий со стороны как раз истца и при этом сказано компенсировать ответчику все его расходы.

Если верить официальным документам «Укргаздобычи», речь идет о 363 млн долл., но «Карпатыгаз» оценивает свой вклад на порядок выше, поэтому этот спор между ними еще решается в Стокгольмском арбитраже.

Второй контракт не такой денежный, как первый, и без участия иностранцев, но у «Карпатыгаза», очевидно, была веская причина держаться за него как вошь за кожух.

Претензии «Укргаздобычи» заключались в том, что «Карпатыгаз» недовнес обусловленные договором средства в фонд совместной деятельности, а взяв на себя функции ее оператора, продавал совместно добытый газ на аукционах не по самой высокой цене, как это также было обусловлено договором. То есть фактически продавал сам себе и скрывал от партнера часть выручки.

Судьи разных инстанций то удовлетворяли иск, то отказывали в его удовлетворении, то отправляли дело на новое рассмотрение, и наконец 15 января Кассационный суд, согласившись с тем, что нарушения со стороны «Карпатыгаза» все же имели место, тем не менее пришел к выводу, что они не были столь существенными и не нанесли «Укргаздобыче» настолько значительного ущерба, чтобы ради этого стоило разрывать договор.

Если судьи не побоялись вынести подобный вердикт, значит, интересы ответчика разделяет лицо, от которого зависит формирование судейского корпуса. То есть высшее должностное лицо государства.

За что простить нельзя

Оценивать деятельность Прохоренко в области добычи газа в этом издании было бы некорректным, поскольку тема слишком узкопрофильная. Стоит лишь отметить, что при нем ежегодный показатель возглавляемого им концерна вырос с 14,5 до 15,5 млрд куб. м, но программа достичь в 2020 году показателя 20 млрд куб. м явно была провалена.

Однако не все победы компании были исключительной заслугой ее руководителя, и не все поражения — его виной. Если одна среднестатистическая скважина частного АО «Нефтегаздобыча» выдает на-гора столько же газа, сколько десять среднестатистических скважин государственной «Укргаздобычи», то это еще не значит, что Олег Прохоренко хуже менеджер, чем Ринат Ахметов, просто последнему каким-то очень хитрым способом достались лучшие месторождения страны — Семиренковское и Мачухское.

А вот чего широкая публика никогда не простит Прохоренко, так это путаницы с определением себестоимости газа. И в самом деле: в последнем опубликованном финансовом отчете «Укргаздобычи», который охватывает 2017 год, написано, что она составляет 2926 грн за 1000 куб. м, а в октябре 2018-го в интервью одному из деловых изданий он сообщил, что она варьируется от 180 до 250 долл.

И вот здесь Олег Васильевич, несомненно, сел в глубокую калошу. Дело не только в том, что на разных участках стоимость добычи полезных ископаемых разная в зависимости от геологической характеристики месторождения. А еще и в том, что для исчисления себестоимости могут использоваться разные методики, которые все являются правильными и в то же время дают разный результат.

Таинственная себестоимость

Например, судоходная компания может не закладывать в себестоимость средства, потраченные на приобретение новых кораблей, но если она не будет обновлять регулярно свой флот, то лет через 20‒30 все ее суда будут списаны на металлолом и ей не на чем будет осуществлять перевозки. Нечто подобное имеет место и в области добычи, где нужно постоянно бурить новые скважины.

Для исчисления себестоимости предприниматели используют именно ту методику, которая им более выгодна на текущий момент: занижают себестоимость, если надо привлечь инвестора, и, наоборот, завышают, когда надо отвадить налоговиков.

Украинские металлурги, например, себестоимость завышают, потому что им не нужны инвесторы: они сами кого хочешь проинвестируют. Зато государственный сектор газодобычи себестоимость занижает — эта традиция зародилась еще в советское время, когда украинские газовики пошли на хитрость, чтобы сохранить отрасль, которую общесоюзное руководство хотело вообще прикрыть, поскольку ее существование казалось нецелесообразным на фоне новооткрытых легкодоступных западносибирских месторождений.

Предприниматель для отвода глаз может нарисовать любую себестоимость — хоть нулевую, хоть заоблачную, но реально в газовой отрасли она не может быть ниже государственной налоговой ренты за каждый добытый кубометр, и не может быть выше стоимости аналогичного продукта из альтернативного источника. Проще говоря, она не может быть выше стоимости российского газа, потому что если выгоднее купить газ в России, то какой дурак станет добывать его в Украине.

Прохоренко имел полное право использовать для расчета себестоимости именно ту методику, которая была более выгодной для возглавляемого им концерна, но она должна была быть единой для всех, а не так, что для финансового отчета одна, а для прессы другая.

Уж где-где, а в этом вопросе все зависело исключительно от него: либо не подписывать финансовые отчеты с явной «липой», либо не болтать лишнего деловым изданиям. А поскольку Прохоренко не справился даже с такой простой задачей, значит, эффективным управленцем его считать не стоит.

Розслідування

Нафтогаз пожаловался: Укргаздобыча получила 17 лицензий из 80 запрошенных

Последовала «ответочка» со стороны НАК Нафтогаз Украины на критику премьера Владимира Гройсмана о неудовлетворительной работе Укргаздобычи. Так, группа предприятий Нафтогаза пожелала сотрудничать с Кабмином с целью решения проблем, которые тормозят темпы реализации правительственной Концепции развития газодобывающей отрасли.

«Нафтогаз группа разделяет обеспокоенность Премьер-министра Украины Владимира Гройсмана по состоянию выполнения Концепции развития газодобывающей отрасли, утвержденной Кабинетом Министров в 2016 году. Эта программа предусматривала увеличение добычи газа в Украине до 27,6 млрд куб. м в 2020 году. … Темпы реализации правительственной концепции, как в части увеличения добычи газа, так и в части его более эффективного использования, не соответствуют утвержденному графику», — говорится в пресс-релизе.

В Нафтогазе напоминают, что первым направлением реализации этой концепции правительство называло «широкомасштабное проведение геологоразведочных работ с целью открытия новых месторождений». Однако систематическое блокирование выдачи разрешений на разведку и разработку недр фактически сорвало планы по увеличению добычи отечественного газа. «Предоставление лицензий на новые площади несколько лет заблокировано как для АО «Укргаздобыча», так и для частных компаний, которые осуществляют активную деятельность по добыче», — констатируют в Нафтогазе.

В частности, «Укргаздобыча», предприятие группы, рассчитывало получить 80 новых лицензий в течение 2016-2018 годов, для чего подало свыше 170 пакетов документов, однако получило лишь 17 согласований. В ключевом регионе — на Полтавщине — за последние три года Укргаздобыча получила более 60 отказов на поданные заявки на разработку недр и ни одного согласования. «В 2017 году компания получила 4 лицензии, в 2018 году – всего 1, о чем Укргаздобыча неоднократно обращала внимание руководства Кабинета министров и государства», — отмечается в пресс-релизе.

Однако даже при этих условиях, отмечают в Нафтогазе, «Укргаздобыче удалось компенсировать естественное падение добычи и достичь за 2015-2018 годы суммарного увеличения добычи (включительно с компенсацией естественного падения) в 5,35 млрд куб. м. Только за прошлый год компенсировано естественное падение (добычи — ред.) в 1,2 млрд куб. м газа в год. Кроме того, компания достигла увеличения объемов добычи с 14,5 млрд куб. м в 2015 году до 15,5 млрд куб. м в 2018 году».

Читайте также: В Кабмине анонсировали курс на вступление в международную экономическую организацию
В Нафтогазе отмечают, что нерешенным остается и вопрос обеспечения устойчивого финансирования увеличение добычи газа в Украине, которое требует капиталовложений на уровне около 29 млрд грн в год. Группа Нафтогаз является крупнейшим плательщиком налогов в Украине, обеспечивая свыше 15% бюджетных поступлений, при этом с 8,55 грн стоимости кубометра газа для населения в бюджет в виде налогов и дивидендов направляется почти 6 грн.

«С вычетом расходов на транспортировку и распределение газа, с покрытием убытков от продажи импортируемого газа по цене, ниже закупочной, а также из-за значительных долгов посредников – газсбытов, на инвестиции в развитие добычи газа у Нафтогаза остается лишь 0,34 грн с каждого проданного кубометра. При этом только для поддержания добычи на нынешнем уровне необходимо инвестировать 2,1 грн с каждого проданного кубометра, а для обеспечения устойчивого роста добычи – не менее 2,9 грн/куб. м», — отмечают в компании.

«Нафтогаз надеется на сотрудничество с правительством для решения указанных выше проблем», — подытоживается в пресс-релизе.