; Эконалог не идет на пользу украинской экологии — Info News ІнфоНьюз

Эконалог не идет на пользу украинской экологии

В Украине не уменьшаются выбросы СО2 в атмосферу. Куда деваются поступления от уплаты экологического налога?

В отличие от Европейского Союза, где система мер по охране окружающей среды ориентирована на внедрение соответствующих технологий, в Украине она служит лишь целям наполнения Государственного бюджета.

29 октября в Мариуполе по случаю проведения инвестиционного форума «RE: THINK. Invest in Ukraine», в котором принимал участие Президент Украины Владимир Зеленский, а также члены Кабинета министров Украины, состоялась акция протеста, организованная противниками разведения сил на Донбассе, противниками открытия рынка земли, защитниками ФЛП и, наконец, экоактивистами.

Последние заявили, что организатором инвестфорума стала компания, собственником которой является бизнесмен Ринат Ахметов, владеющий, в частности, двумя из четырех крупнейших металлургических предприятий в Украине, размещенными в городе, — Мариупольским металлургическим комбинатом имени Ильича и меткомбинатом «Азовсталь». Именно поэтому, по их заявлениям, к участию в этом мероприятии представители мариупольской общественности, выступающей против вредоносных выбросов этих комбинатов, допущены не были.

Между тем, по информации депутата Мариупольского городского совета, экоактивиста Максима Бородина, к началу форума все доменные печи меткомбината «Азовсталь» были пристановлены якобы для проведения ремонтных работ и, соответственно, выбросы вредных веществ прекратились. «Сегодня в Мариуполе праздник чистого воздуха. Руководство государства, а также участников RE: THINK. Invest in Ukraine будут убеждать в том, что факт загрязнения окружающей среды в этом курортном городе на самом деле не более чем «страшилка», придуманная активистами и представителями местной оппозиции», — подчеркнул активист инициативной группы «Разом» Петр Андрющенко.

Незадолго до этого, 12 сентября 2019 года, в Киеве состоялось иное, не менее значимое мероприятие — ЭКО-МАРАФОН Green Business Ukraine. В его рамках был проведен круглый стол «Экологический налог», участники которого указали на ряд принципиальных отличий в системах мер Евросоюза и Украины, направленных на охрану окружающей среды, и, исходя из этого, определили задачи украинского горно-металлургического комплекса (ГМК).

Так, аналитик GMK Center Андрей Глущенко подчеркнул, что в Украине диапазон действия так называемого экологического налога достаточно узок — его взимают только за выбросы загрязняющих веществ и парниковых газов, тогда как в ЕС он на порядок шире — в него входят и налоги за использование природных ресурсов, и энергетические налоги, и транспортные.

«То есть в Украине эконалог на 100% состоит из платежей за выбросы, а в ЕС он на 80% состоит из энергетических налогов. При этом если в Украине плату за выбросы СО2 взимают только в виде эконалога, то в ЕС — часть платы в виде эконалога, а часть — посредством продажи квот, установленных в Европейской системе торговли квотами на выбросы парниковых газов», — уточнил он.

Наряду с этим он констатировал, что в Евросоюзе, в отличие от Украины, действует хорошо отлаженный механизм экологического субсидирования, который предполагает предоставление грантов, налоговых скидок и льготных кредитов на реализацию экопроектов, а также существует ряд соответствующих финансовых институтов. Впрочем, как отметил эксперт, в Украине, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), более 30% мер, предусмотренных в стратегии развития ГМК, направлены на охрану окружающей среды.

«Из этого следует, что украинское государство должно безотлагательно приступить к созданию и введению в действие аналогичного европейскому механизма экологического субсидирования, дабы задать правильный вектор развития отечественного ГМК и обеспечить сохранение и повышение его конкурентоспособности», — резюмировал Глущенко.

Политика Евросоюза
Как подчеркивает заместитель директора Департамента стратегического развития Государственного агентства по энергоэффективности и энергосбережению Украины Тамара Буренко, любое государство должно выстраивать свою экологическую политику в направлении достижения максимального эффекта. «Существует два типа выбросов, возникающих при сжигании ископаемого топлива: загрязняющие вещества и парниковые газы, — напоминает специалист. — При этом выбросы веществ концентрируются на отдельных территориях и загрязняют землю, воду, воздух, что вредит здоровью людей. А выбросы парниковых газов распространяются по всей планете и вызывают резкие изменения ее климата».

Однако, как уточняет Буренко, мероприятия, направленные на сокращение выбросов загрязняющих веществ, — такие как установление фильтров или изменение технологий производства — не влекут за собой уменьшение выбросов СО2. А меры, направленные на сокращение выбросов СО2, — внедрение энергоэффективных технологий — всегда ведут к уменьшению объемов сжигаемого ископаемого топлива. «То есть в конечном счете они предполагают сокращение как выбросов парниковых газов, так и выбросов загрязняющих веществ», — подчеркивает она.

А потому, как заключает специалист, согласно данным Всемирного банка, ключевыми способами реализации экологической политики развитых стран мира стали так называемый углеродный налог и программы по целевому использованию поступающих средств. «В частности в странах Европы были введены самые высокие в мире углеродные налоги, что существенно стимулировало внедрение энергоэффективных технологий, в том числе использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ), и, соответственно, повлекло за собой сокращение выбросов обоих типов», — добавила Буренко.

Наряду с этим, как напоминают аналитики GMK Center, в Евросоюзе 26% средств, взимаемых в виде эконалога и посредством продажи квот, используют для реализации общегосударственных программ по охране окружающей среды. Кроме того, в настоящее время в рамках Европейской системы торговли квотами действует специальный фонд, финансирующий проекты по использованию ВИЭ, а также улавливанию и хранению углерода. В 2021 году его заменят два новых — Фонд модернизации, который будет инвестировать в проекты по повышению энергоэффективности и развитию электроэнергетики, и Фонд инноваций, который будет финансировать соответствующие проекты в энергоемких отраслях, альтернативной энергетике, а также проекты по улавливанию и хранению СО2.

Более того, как сообщает Argus Media, 17 октября 2019 года председатель Европейской комиссии (ЕК) Урсула фон дер Ляйен внесла предложение о введении так называемых экологических пошлин на импорт металлопродукции в ЕС. В соответствии с ним, размеры этих пошлин должны быть установлены исходя из объемов выбросов СО2, которые производят соответствующие металлопроизводители и которые не облагают достаточным налогом. Вполне очевидно, что целью данной меры является создание равных условий для европейских и иностранных металлургов на рынке ЕС, то есть — возможностей для полноценной конкуренции тех и других.

«Сейчас европейские металлопроизводители из-за высоких углеродных налогов не могут на равных конкурировать на рынке ЕС с экспортерами металлопродукции из тех стран, где действуют более низкие экологические стандарты — объемы выбросов больше, а размеры налогов меньше. Пока доступ на европейский рынок ограничен квотами, однако вполне вероятно, что руководство ЕС введет и экологические пошлины», — полагает Глущенко. А это, в свою очередь, подтолкнет власти других государств к повышению экологических стандартов, а их металлургов — к внедрению соответствующих технологий.

Однако при нынешнем положении дел, в частности в ГМК Украины, введение экологических пошлин, по мнению главного аналитика GMK Center Андрея Тарасенко, для многих украинских металлургов может оказаться губительным. Так, согласно данным GMK Center, они ежегодно экспортируют в ЕС 3,02 млн тонн полуфабрикатов, из которых примерно 1,5 млн тонн в рамках производственных цепочек поступает на европейские прокатные заводы. «Введение экологических пошлин полностью перекроет этот товаропоток, а также оборвет данные производственные цепочки, что нанесет невосполнимый ущерб украинской металлургии», — уверен Тарасенко. Из этого следует, что Украине необходимо в кратчайшие сроки оптимизировать собственную экологическую политику, а ее металлургам — повысить экоэффективность производства.

Проблематика Украины
В апреле 2016 года Украина присоединилась к Парижскому соглашению в соответствии с Рамочной конвенцией об изменении климата и тем самым взяла на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов. На сегодня, согласно данным Госэнергоэффективности Украины, доля промышленности страны в общем объеме этих выбросов составляет 80%. «Тем не менее до сих пор в Украине налогообложение углеродных выбросов является не более чем одним из средств наполнения Госбюджета, а механизмы стимулирования внедрения энергоэффективных технологий, а также использования ВИЭ отсутствуют», — констатирует Тамара Буренко.

Между тем, 1 января 2019 года в Украине размер налога на выбросы СО2 был увеличен в 25 раз — с $0,016 до $0,394. В течение января-июля 2019 года, согласно данным GMK Center, объем средств, поступивших в Госбюджет в виде эконалога, достиг $126,9 млн. При этом доля промышленных предприятий в этом объеме составила, соответственно, не менее 80%. «Однако хотя государство и далее планирует увеличивать размер углеродного налога, пока оно ни в коей мере не использует получаемые таким образом средства для реализации необходимых экопрограмм», — подчеркивает директор GMK Center Станислав Зинченко.

В свою очередь, промышленные предприятия Украины вообще и металлургические в частности, по его данным, наоборот неуклонно наращивают объемы расходов на проведение мероприятий по охране окружающей среды. Так, в 2017-2018 годах объем инвестиций в экологические проекты на предприятиях по добыче железных руд вырос на 30,3%, до $281 млн, а в металлургических компаниях — на 25,5%, до $227 млн. А доля этих отраслей в общем объеме расходов на охрану окружающей среды в Украине увеличилась с 17,7% до 21,4% и с 15% до 17,35% соответственно.

В I полугодии 2019 года, по информации GMK Center, в металлургии Украины в результате внедрения энергоэффективных технологий объемы потребления электроэнергии и газа уменьшились на 5-7%, а объемы производства готовой продукции, наоборот, возросли. В целом же в 2019 году объем расходов предприятий ГМК страны на охрану окружающей среды должен увеличиться на 15-20%. «Это необходимо для того, чтобы сократить объем выбросов СО2 не менее чем на 40-45% и тем самым соответственно повысить конкурентоспособность производимой металлопродукции в частности и обеспечить должный вклад в развитие экономики Украины вообще», — уточняет Зинченко.

Как бы то ни было, но в целом, по мнению Буренко, увеличение размера налога на выбросы СО2 без внедрения прозрачного механизма использования средств на проведение мероприятий по повышению энергоэффективности к сокращению объемов выбросов парниковых газов не ведет. «Большинство предприятий для уменьшения налоговой нагрузки просто занижают данные об объемах выбросов, вместо того, чтобы вкладывать средства в реализацию проектов, предполагающих сокращение объемов потребления энергии и топлива. И без внедрения такого механизма будут делать это впредь», — полагает Тамара Буренко.

К октябрю 2019 года, с целью пресечения этой тенденции, специалисты Госэнергоэффективности разработали механизм государственной поддержки предприятий, которые должны вкладывать средства в охрану окружающей среды. Его суть состоит в компенсации части кредита, предоставляемого предприятию на внедрение энергоэффективных технологий. При этом размеры компенсаций определены в соответствии с размерами самих предприятий в процентах от общей стоимости проектов: для малых — 50%, средних — 40%, крупных — 30%. Кроме того, установлены и предельные суммы возмещения: для малых предприятий — $40 тысяч, средних — $100 тысяч, больших — $200 тысяч.

В программе смогут принять участие все банки, которые изъявят желание выдавать подобные кредиты. А компенсацию сможет получить любое являющееся плательщиком налога на выбросы СО2 предприятие, которое после реализации проектов по повышению энергоэффективности проведет энергоаудит или внедрит систему энергоменеджмента. При этом роль государства будет сведена к выплатам компенсаций по реестрам, подготовленным банками. «Этот механизм разработан исходя из двух главных критериев — обеспечения равного доступа к компенсациям всем типам предприятий и охвата их максимального количества», — отмечает Буренко.

Вполне очевидно, что данный механизм даже в случае незамедлительного внедрения станет лишь малозначительной частью того объема мер, которые Украине следовало бы принять для повышения эффективности собственной экологической политики вообще и стимулирования соответствующих процессов в ГМК в частности. Однако пока его разработка является единственным шагом в направлении инвестирования части средств, поступающих в виде эконалога, на реализацию программ по сокращению выбросов СО2. Государство же в целом по-прежнему использует эти средства только для пополнения Госбюджета, а значит — на этих выбросах просто зарабатывает.

Елена Герасимова

Головний редактор Марина Жуковіна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *